Знаете, где я сейчас пишу?! Это ослепительно белая спальня с лимонным покрывалом, и мягкими льняными простынями, и потрясающе романтичным выходом на балкон… А в другом крыле этого дворца спит… мужчина-мечта любой женщины…

Автор статьи: Светлана


Зовут его Жан-Ксавье, и мало того, что он бессовестно богат, так еще и невероятно сексуален! Но обо всем по-порядку…)))

Я уже говорила о провидении, которое сопутствует мне во Франции? Оно сработало снова! Да, еще как!!! Порой мне кажется, что Вселенная слышит меня и всеми силами помогает мне… В последние дни настроение у меня было настолько романтическое, что захотелось бросить все дела и просто бродить по Парижу в поисках… что еще можно искать в Париже кроме невероятного романа? Но подарить мне такой сюжет город не успел… Потому что мой босс, богиня тьмы — Людивин, нашла для меня лучшее занятие.

В срочном порядке она направила меня опять в Бордо, где меня ждал… Кто бы вы думали? Мужчина! Людивин дала мне понять, что человек это не простой, и что меня ждет много интересного в его доме. Я рассказывала вам о своих прошлых неудачных отношениях, а потому, наверно, вы понимаете с каким чувством я ехала на эту встречу.

По приезду на место я долго стояла перед дверью в нерешительности… Но делать было нечего, и я позвонила. Дверь мне открыл сам хозяин — Жан-Ксавье. Он улыбнулся, и жестом предложил мне пройти… Ох уж эта улыбка… Я поняла, что пропала).

Я вошла, и поначалу обомлела. Такой роскоши я не видела еще нигде! Огромный дом, больше похожий на дворец по своим масштабам и внутренней обстановке. Но его хозяин, как вы уже поняли заинтересовал меня куда сильнее. И дело тут не в баснословном богатстве, хотя и это, признаюсь, волнующий момент. Жан-Ксавье оказался настоящей загадкой. Красавчик. С самого моего прихода он постоянно обескураживал меня своими замечаниями: то пустяковыми комплиментами, то ленивыми насмешками в мой адрес. И даже не знаю приятно ли это было или нет. В этот момент я почему-то вспомнила фильм «50 оттенков серого»… Жан-Ксавье мне напоминал главного героя…властного, сексуального, богатого и невероятно притягательного. А я не прочь была бы побыть на месте главной героини…. Но…я кажется немного отвлеклась)

С трудом мне приходилось напоминать себе, что сейчас мне нужно смотреть в объектив и заботиться о ракурсе, нежели о внезапно вспотевших ладошках и глупой улыбке. Я искренне надеялась, что Жан этого не замечает.

Итак… я делаю репортаж о его старинном особняке, родовом гнезде, о его родителях почти королевской крови, о бабушке — родственнице Алиеноры Аквитанской, и о нем… молодом талантливом архитекторе, который только что закончил очередной проект…

Ему позвонили. Он ответил. Его французский в этот момент стал за гранью моего понимания. Я тактично отвернулась и стала рассматривать зал, в котором мы находились. Ряды изящных стульев от дизайнера Фризо Крамера (Friso Kramer), огромный обеденный стол работы Вима Ритвельда (Wim Rietveld), лепнина, деревянные крашенные панели в стиле европейского ампира, помпезная хрустальная люстра, напомнившая мне почему-то Эрмитаж… И меж тем, я лихорадочно соображала, что бы такое сказать, чем поддержать светскую беседу. А хозяин дворца в это время совершенно спокойно развалился на диване и, кажется, явно получал удовольствие, разглядывая меня в упор.

Я зацепилась за мысль о Петербургском Эрмитаже и высказала ее вслух. Каково же было мое удивление, когда выражение лица Жана внезапно изменилось. Из надутого и важного, он превратился в … увлеченного… почти мальчишку! Оказалось, он страстный фанат России и в своей работе очень часто ищет вдохновение именно в архитектуре и интерьерах Зимнего дворца! Я даже вздохнула с облегчением — вот и нашлась общая тема.

Тут я начала подмечать предметы, которые один за другим стали подтверждать его слова: иранский шелковый ковер с принтом, напоминающим, наверное, … гжель, картины русских художников в тяжелых золотых рамах, дубовый паркет, причудливые вазы, стоявшие на камине, который принадлежал самому Людовику XV. Все в этой гостиной вдруг заговорило на русском языке, но с явным французским акцентом.

В ванной я обнаружила картинную галерею любимых мною передвижников, которые восхитительно смотрелись в золоте на темном кобальтом фоне.

На кухне он усадил меня за барную стойку, откупорил бутылку французского вина и устроил настоящий допрос. Ему было интересно все: искусство, история, моя работа, мои домашние …

Я не особенно сопротивлялась его расспросам, но и сама не забывала спрашивать. Жан рассказал, что он конкурист — это тот, кто занимается конкуром, самым зрелищным видом конного спорта. Несколько раз в год он ездит на турниры, и по тому профессия архитектора его привлекает еще и тем, что дает свободу передвижения. Оказалось, что конкуром увлекаются все мужчины в их семье, это семейное хобби, а Кевин Стаут — лучший конкурист Франции — его самый близкий друг.

После пары бокалов вина наше общение с Жаном перешло в менее формальное, чему я была рада. Разговор стал более задушевным, и он рассказал, что неплохо фехтует, что его семье принадлежат виноградники в 2 терруарах Бордо, а потому Жан знает о вине практически все). От него я узнала, что в Бордо оно не бывает сладкое или полусухое, оно такое, каким создало его солнце. А еще оказалось, что мать Жана — приходится родственницей печально знаменитому в России Жоржу д’Антесу…

От знаменитого красного бордоского Шато Латур я, кажется, стала похожа на русскую матрешку. И… засобиралась в гостиницу, но Жан сказал, что об этом не может быть и речи: ведь у него столько комнат для гостей, к тому же, он еще не познакомил меня с Оливией (его прекрасной лошадью)! Я подумала, что меня, собственно, ничто не держит — уж очень заманчиво провести ночь во дворце, зная, что его шикарный хозяин спит где-то рядом…

И вот сейчас, когда все затихло, а я устроилась на удобном плетеном кресле в спальне, в голову так и лезут мысли о том, как же хочется, чтобы раздались негромкие шаги, скрипнула дверь и бархатный баритон спросил: «я не помешаю?» …

Завтрак С Жаном в гостиной у камина начался в задумчивом молчании, но оно больше не казалось мне тягостным. От одного его взгляда на меня, колени начинали предательски дрожать… Я не понимала, что со мной происходит. Остаток завтрака прошел в теплой и многообещающей обстановке. И мои ожидания волне оправдались — перед моим уходом хозяин «дворца» вполне конкретно заявил, что надеется на скорую встречу. Очень скорую. И почему-то я ему поверила.

И встреча действительно состоялась… а потом еще и еще. Мы стали довольно много времени проводить вместе. Чему я, конечно, очень рада)) Растущий интерес Жана ко мне становится все более заметным. Всего несколько встреч спустя, он уже начал проявлять характер собственника, властного и притягательного. Я стараюсь не думать о плохом и не сомневаться в его отношении ко мне… Но мне нужно быть совершенно уверенной, что ему нравлюсь именно я, а не мое происхождение. Не хотелось бы оказаться русским сувениром в его кремлевской коллекции.

©



Чтобы не пропустить новые статьи, подпишитесь на сайт:

Для подписки введите e-mail: